Алексин анатолий георгиевич раздел имущества


Однако девочка не чувствует от неё теплоты.

Удивительно, но факт! У бабушки были не сердобольные, а спасительные для больного человека глаза:

Софья Васильевна — специалист по защите окружающей среды. Она волевая, практичная, уверенная. Маме не нравится, что свекровь занимает значимое место в жизни дочери. А после школьного сочинения Веры, в котором та отводит бабушке центральную роль в своей жизни, мать вообще принимает решение разъехаться.

Безвольный отец только поддерживает жену в этом вопросе. Он приписывал это моей крайней отсталости. В конце концов, полностью уверовав в мою несмышленость, он решил объясниться маме в любви. Загляните пристальней мне в глаза. Неужели вам ничего не ясно?

Удивительно, но факт! Потому что она сразу встревожилась, как бы я не последовал ее чисто теоретическому выводу.

И тут я заорала Я схватила маму за руку и потащила ее в другую комнату, чтобы она не успела заглянуть в глаза Антону Александровичу. Вы видите, Антон Александрович?

Выбрать книгу по жанру

Она на пороге выздоровления. В тот же вечер мама, захлебываясь, рассказала обо всем папе: Я не успела еще ничего толком сообразить, а Верочка уже все поняла. Она не просто научилась выговаривать слова и лучше ходить — она вникает в психологию человеческих отношений!

Так я мысленно шутила впоследствии. А тогда мне было радостно от сознания, что для мамы любовь ко мне была все-таки дороже успеха. Папа радовался тому, что случилось, несколько меньше мамы. Но все же механически, вполголоса повторял: Это был ее, бабушкин, метод лечения. История его любви была подробно описана в истории моей болезни. И тем самым увековечена! Но моей сообразительности она тоже, разумеется, была рада.

Все это произошло не само собой Я в своих воспоминаниях сильно забежала вперед. И всегда с помощью бабушки. Сообщая о том, что я буду отсталым ребенком, врачи, конечно, чуть-чуть понижали голос.

Но не настолько, чтобы я их не слышала. Я все понимала и ужасалась своей судьбе. Меня повергали в смятение и руководящие телефонные звонки маминой мамы. По тому, как долго и тщательно она объясняла, где надо искать пути моего спасения, я смекала, что дела мои плохи.

А бабушка как ни в чем не бывало говорила: Будем шить и учить стихи. Мною движут только благородные чувства, — донеслось из зала заседания.

И отправилась в глубь коридора. Это определение очень к ней подходило. Например, без косы, которая золотистой подковой обрамляла голову, я маму просто не разу в жизни не видела.

Удивительно, но факт! В этой повести Алексин показывает, насколько губительна ревность.

Впрочем, напоминая по форме своей подкову, эта золотистая коса, по сути, скорее была короной, ибо, прикоснувшись к ней, мама обретала, еще большую, чем обычно, уверенность в себе и принимала осанку владычицы.

Когда она протягивала руку к косе, я знала, что сейчас будет сказано что-то очень важное и поучительное. Бездумно мама не бросала слов ни на ветер, ни в безветренную погоду. Она выстраивала мысли с алгебраической точностью, вынося за скобки все лишнее.

И почти никогда не меняла свои твердые точки зрения на какие-либо точки с запятыми или многоточия. Мама всюду была как бы при исполнении служебных обязанностей.

Она без устали боролась за окружающую среду, которую постоянно кто-нибудь загрязнял. Даже трубы, мне казалось, в ее присутствии дымили застенчиво, не в полную силу. А курить вообще никто не решался. Правда, порой меня удивляло, что мама, борясь с отравлением природы, самой природой не восхищалась, не замечала ее красот.

Борьба для нее была свойственней, чем любовь. Если, конечно, речь не шла обо мне. А может, такое обобщение было и вовсе неверным. Папа работал в музее экскурсоводом.

Раздел имущества. Картинка к рассказу

На старых фотографиях он был высоким и статным. Но с годами как-то пригнулся Согласно домашним легендам его пригнула моя родовая травма.

Слоняясь по судебному коридору, я думала о том, что скорее все же сильный мамин характер заставил его изменить осанку. А впрочем, я, наверное, опять была не права, несправедлива к своим родителям.

Алексин. Все произведения

Там, перед дверью суда, я не в состоянии была примириться с тем, что мама и папа смогли Музейная обстановка приучила папу говорить вполголоса, а при маме даже и в четверть. Повторявший каждый день на работе одно и то же, папа и дома любил повторяться: Ты не можешь равняться на тех, кто бегает во дворе: Я слушала всех, но слушалась бабушку.

За музейные ценности папа боролся так же, как мама за окружающую среду. Или лекарства, способные исцелять людей, прятать от жаждущих и страждущих! Кстати, искусство — это тоже сильнодействующий исцелитель. Он необходим для нравственного здоровья! Папа произносил это с необычным для него душевным подъемом. И потому чаще всего в отсутствие мамы, при которой остерегался повышать голос. Он вообще любил исповедоваться, когда мы были вдвоем.

Наверно, считал, что я в его исповедях ничего ровным счетом не смыслю, и поэтому мог быть вполне откровенным, как если бы рядом с ним находилась собака.

СОДЕРЖАНИЕ

Сначала я и правда ни во что не могла как следует вникнуть. Но постепенно, с годами, под воздействием таблеток, массажей и бабушкиного психологического лечения, начала понимать, что папа в юности мечтал стать художником.

Но мама этого стиля не обнаруживала. У нее и тут была своя твердая точка зрения: И папа стал никаким. Ну а после переквалифицировался в экскурсовода. Если бы мама тогда, давно Мог бы стать личностью В искусстве по крайней мере!

Хотел создавать свои полотна — теперь рассказываю про чужие. Что делают в подобных случаях, а? Хотя он задал вопрос вовсе не мне, а как бы бросил его в пространство Неожиданно дверь распахнулась, и в коридор вывалилась молодая, дебелая женщина с таким воспаленным лицом, будто она была главной героиней всего происходившего в зале.

Женщина, ударив меня дверью, не заметила этого. Мелко дрожащими пальцами она вытащила сигарету, поломала несколько спичек, но наконец закурила, плотно закупорив собой вновь образовавшуюся щель. Она дымила в коридор, а ухом и глазом, как магнитами, притягивала к себе все, что происходило за дверью.

Удивительно, но факт! И это сильнейший стимул!

Женщина мне не ответила. Она опять меня не услышала. В деревнях, я знала, матерей называют так и поныне: Их чаще всего, я заметила, употребляют тогда, когда хотят встать поперек справедливости: Мы же не восторгаемся тем, что в наших жилах течет кровь, а в груди бьется сердце. Вот если оно начнет давать перебои На улице как-то неуверенно, не всерьез, но все же заморосил дождь.

И тут я заорала Я схватила маму за руку и потащила ее в другую комнату, чтобы она не успела заглянуть в глаза Антону Александровичу. Вы видите, Антон Александрович? Она на пороге выздоровления. В тот же вечер мама, захлебываясь, рассказала обо всем папе: Я не успела еще ничего толком сообразить, а Верочка уже все поняла. Она не просто научилась выговаривать слова и лучше ходить — она вникает в психологию человеческих отношений! Так я мысленно шутила впоследствии.

А тогда мне было радостно от сознания, что для мамы любовь ко мне была все-таки дороже успеха. Папа радовался тому, что случилось, несколько меньше мамы. Но все же механически, вполголоса повторял: Это был ее, бабушкин, метод лечения. История его любви была подробно описана в истории моей болезни. И тем самым увековечена! Но моей сообразительности она тоже, разумеется, была рада. Все это произошло не само собой Я в своих воспоминаниях сильно забежала вперед. И всегда с помощью бабушки.

Сообщая о том, что я буду отсталым ребенком, врачи, конечно, чуть-чуть понижали голос. Но не настолько, чтобы я их не слышала.

бОБФПМЙК зЕПТЗЙЕЧЙЮ бМЕЛУЙО. тБЪДЕМ ЙНХЭЕУФЧБ

Я все понимала и ужасалась своей судьбе. Меня повергали в смятение и руководящие телефонные звонки маминой мамы.

Удивительно, но факт! И двигалась плохо, и говорила с трудом.

По тому, как долго и тщательно она объясняла, где надо искать пути моего спасения, я смекала, что дела мои плохи. А бабушка как ни в чем не бывало говорила: Будем шить и учить стихи.

И отправилась в глубь коридора. Это определение очень к ней подходило. Например, без косы, которая золотистой подковой обрамляла голову, я маму просто не разу в жизни не видела. Впрочем, напоминая по форме своей подкову, эта золотистая коса, по сути, скорее была короной, ибо, прикоснувшись к ней, мама обретала, еще большую, чем обычно, уверенность в себе и принимала осанку владычицы.

Когда она протягивала руку к косе, я знала, что сейчас будет сказано что-то очень важное и поучительное. Бездумно мама не бросала слов ни на ветер, ни в безветренную погоду.

Удивительно, но факт! И некоторые свои фразы повторял, будто кто-то рядом с ним вел конспект.

Она выстраивала мысли с алгебраической точностью, вынося за скобки все лишнее. И почти никогда не меняла свои твердые точки зрения на какие-либо точки с запятыми или многоточия. Мама всюду была как бы при исполнении служебных обязанностей.

Она без устали боролась за окружающую среду, которую постоянно кто-нибудь загрязнял. Даже трубы, мне казалось, в ее присутствии дымили застенчиво, не в полную силу. А курить вообще никто не решался. Правда, порой меня удивляло, что мама, борясь с отравлением природы, самой природой не восхищалась, не замечала ее красот.

Борьба для нее была свойственней, чем любовь. Если, конечно, речь не шла обо мне. А может, такое обобщение было и вовсе неверным. Папа работал в музее экскурсоводом. На старых фотографиях он был высоким и статным. Но с годами как-то пригнулся Согласно домашним легендам его пригнула моя родовая травма.



Читайте также:

  • Могу ли я перейти из ипотеки в ипотеку
  • Ипотека в сургуте новостройка
  • Нарушение пдд по служебной необходимости
  • Сокращение штата в банкротстве